+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Лицензионные договоры на тестироваание программного обеспечения

Настоящий документ не является договором присоединения. Условия, изложенные в данном документе, могут быть изменены по согласованию Сторон. Обмен электронными сообщениями с использованием логина и пароля в личном кабинете лица, желающего заключить настоящий Лицензионный договор, Сторонами приравнивается к обмену документами, заверенными аналогом собственноручной подписи. Настоящий Лицензионный договор может быть заключен письменно на основании дополнительного запроса Лицензиата. Такая оферта должны содержать условия приобретения лицензии на Программный продукт, а ее акцепт выражать надлежащее волеизъявление Лицензиата заключить сделку на указанных условиях. Заказ Программных продуктов должен включать следующую информацию:.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Исключительные права

Şirinevler Escort Listings for

В году стороны заключили договор, по которому ответчик был обязан разработать ПО, предоставить лицензию, осуществлять техническое обслуживание ПО и сдать результат работ истцу.

В году истец заявил об одностороннем отказе от договора в связи с неисполнением ответчиком своих обязательств и потребовал возвратить аванс. Помимо этого, в связи с нарушением ответчиком сроков выполнения работ истец потребовал уплаты предусмотренной договором неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами. В суде ответчик настаивал на уменьшении взыскиваемой суммы, ссылаясь среди прочего на то, что частично работы были выполнены.

Для определения объема выполненных работ суд назначил судебную экспертизу и поставил перед экспертом следующие вопросы:. Соответствует ли объем и состав спорного ПО в том виде, в котором оно разработано ответчиком, требованиям и параметрам, установленным спорным договором?

Способно ли ПО в том виде, в котором оно разработано ответчиком, нормально функционировать и корректно выполнять операции, для которых создавалось данное ПО в соответствии со спорным договором? Имеются ли в ПО в том виде, в котором оно разработано ответчиком, недостатки и ошибки, наличие которых исключает возможность нормального функционирования указанного ПО и корректного выполнения операций, для которых оно создавалось?

Изменялось ли ПО в том виде, в котором оно разработано ответчиком, кем-либо за исключением разработчика? Какой объем работ не был выполнен ответчиком по спорному договору в процентном соотношении?

В связи с этим все суды удовлетворили требования истца в полном объеме. Данное дело иллюстрирует примерный перечень вопросов, которые суды обычно ставят перед экспертом для определения объема выполненных работ.

Кроме того, данное дело показывает, что даже в тех делах, которые формально не связаны с защитой исключительных прав, кассационной инстанцией может выступать Суд по интеллектуальным правам. В году стороны заключили договор, по которому ответчик обязался выполнить работы по созданию программного продукта. Истец выплатил ответчику часть договорной цены в качестве аванса. Договор предусматривал выполнение работ в несколько этапов.

В связи с тем, что работа не была выполнена в установленный договором срок, отчет и информация о проделанной работе не были предоставлены, истец обратился в суд с требованием о расторжении договора и возврате перечисленного аванса. Ответчик же утверждал, что работы выполнены надлежащим образом, в подтверждение чего ссылался на выставленные акты приемки услуг, которые истец, по утверждению ответчика, отказывался подписывать.

С учетом этого Ответчик заявил встречный иск о взыскании задолженности за выполненный, но не оплаченный этап работ. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требование истца по первоначальному иску в части расторжения договора, но отказали во взыскании неотработанного аванса, удовлетворив встречные требования о взыскании задолженности.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение, отметив следующее. Суд указал, что из спорного договора не усматривается, что стороны определили сроки сдачи, стоимость и объем каждого вида работ, что не позволяет достоверно определить объем и стоимость выполненных ответчиком по основному иску работ, заявленных к взысканию по встречному иску.

Судами не исследовался вопрос, предусмотрен ли договором порядок поэтапной сдачи работ, а также представляет ли для заказчика потребительскую ценность выполнение отдельного этапа работ при отсутствии продукта в целом, учитывая, что передача исключительных прав на результаты промежуточных этапов работ невозможна.

Сам по себе поэтапный порядок выполнения работ, установленный в договоре, не означает, что результаты работ по отдельным этапам представляют самостоятельную потребительскую ценность для заказчика. В году по результатам аукциона между ответчиком и истцом по основному иску заключен договор, по которому истец принял обязательства выполнить работы по установке и внедрению медицинской информационной системы далее — МИС в учреждении ответчика, а последний обязался принять и оплатить выполненные работы.

В ходе исполнения договора у сторон возникли разногласия по выполненным работам. Ответчик заявил встречный иск о расторжении договора в связи с его существенным нарушением. К моменту обращения в суд ответчик по основному иску по результатам приемочных испытаний принял 14 подсистем МИС из 15, МИС была частично установлена на оборудовании медицинского учреждения.

Суды первых двух инстанций отказали в первоначальном иске исполнителю по договору и удовлетворили встречное требование. Кассационная инстанция отправила дело на новое рассмотрение.

Однако на втором круге все три инстанции встали на сторону медицинского учреждения. В передаче дела на рассмотрение Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации исполнителю было отказано. Для целей определения объема выполненных работ при рассмотрении спора по первому кругу была назначена судебная экспертиза. С учетом сложности экспертизы, а также того, что обе стороны предлагали собственные кандидатуры экспертов, суд назначил комплексную комиссионную экспертизу с привлечением экспертов от обеих сторон.

Выводы экспертов оказались противоречивыми, в связи с чем суд указал на то, что они не могут быть положены в основу судебного решения. На втором круге рассмотрения дела истец по первоначальному иску попытался поставить вопрос о проведении повторной дополнительной экспертизы, однако суды отказали, сославшись на то, что после вступления в силу постановления суда апелляционной инстанции, рассматривавшей спор по первому кругу, ответчик удалил спорное программное обеспечение со своего оборудования.

В связи с этим суды сослались на невозможность проведения экспертизы в отношении выполненных работ. Между тем, обосновывая отказ в первоначальном иске и удовлетворяя встречный, суд первой инстанции, рассматривавший спор по второму кругу, указал следующее.

Медицинское учреждение подписало протокол о прохождении испытаний с необходимостью доработок 14 систем из Вместе с тем, надлежащим доказательством выполнения всего объема работ должен был быть акт приема-передачи выполненных работ, который подписывается по итогам испытаний всех подсистем, обучения персонала, а также внедрения системы, готовой к промышленной эксплуатации.

При этом переписка сторон свидетельствует о том, что истец по первоначальному иску признавал наличие недостатков в системе и пытался их устранить. Кроме того, истец фактически не оспорил факт невыполнения работ в части последней из 15 подсистем. Особо отмечая, что заключенный сторонами договор не предусматривает оплату частично выполненных работ, суды пришли к выводу, что "вне зависимости от спора между сторонами по техническим вопросам, однозначных ответов на которые в результате судебного разбирательства получено не было, тот факт, что условия договора не предусматривают оплату части выполненных работ, в принципе, приводит к невозможности удовлетворения судом требований об оплате выполненных работ в какой-либо части".

Примечателен в данном деле также вывод судов первой и апелляционной инстанций, по мнению которых тот факт, что заказчик работ удалил программное обеспечение со своего оборудования после вступления судебного акта в законную силу, является свидетельством отсутствия для него какой-либо потребительской ценности результата в результате частично выполненных работ.

Если в результате проведения судебной экспертизы эксперты сторон не пришли к общему выводу, то суд может вынести решение на основании иных имеющихся в деле доказательств. Истец выполнил работы по первому этапу, но ответчик отказался их принимать и оплачивать, сославшись на существенные недостатки в выполненных работах.

Впоследствии ответчик направил истцу уведомление об отказе от договора в связи с существенным нарушением сроков выполнения работ и утратой интереса к исполнению договора. Истец обратился в суд с требованием о взыскании задолженности за выполненные работы, а ответчик предъявил встречный иск о расторжении договора и взыскании неотработанного аванса. С целью определения объема выполненных работ была назначена судебная экспертиза, показавшая, что имело место фактическое выполнение истцом объемов работ, указанных в актах приема-передачи и предъявленных к оплате.

При этом суд также указал, что критически важных непреодолимых недостатков в результатах работ, которые бы препятствовали их использованию в соответствии с договором, экспертом не выявлено. В связи с тем, что правовых оснований для отказа от договора в связи с утратой интереса к исполнению п.

На основании изложенного первоначальные исковые требования были удовлетворены в полном объеме. В удовлетворении встречного иска суды отказали, указав среди прочего, что требование о расторжении договора не может быть удовлетворено, так как договор уже прекратил свое действие в связи с односторонним отказом ответчика.

Если в ходе рассмотрения будет установлено, что заказчик в одностороннем порядке отказался от исполнения договора при отсутствии нарушений со стороны подрядчика, то суд может возложить на заказчика обязанность уплатить часть цены договора на основании ст. В году стороны заключили договор, по которому ответчик обязался разработать и поставить истцу программный продукт "виртуальный подбор двери для операционных систем android и ios " и систему администрирования с web-интерфейсом.

Истец перечислил ответчику аванс. Часть работ была выполнена. В связи с нарушением ответчиком сроков выполнения работ истец отказался от договора и обратился в суд с требованием о взыскании суммы аванса и неустойки. Ответчик, возражая по иску, указывал, что им до расторжения договора выполнены работы на сумму аванса: разработан программный продукт "виртуальный подбор двери для операционной системы android". При этом ответчик не оспаривал, что работы по разработке программного продукта "виртуальный подбор двери для операционной системы ios" он не выполнял.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, в частности, что "наличие недостатков в выполненных работах не может являться безусловным основанием для отказа от оплаты работ". Суд апелляционной инстанции решение отменил и удовлетворил иск. Кассация поддержала постановление апелляции. Суд кассационной инстанции указал, что поскольку факт нарушения ответчиком сроков выполнения работ подтвержден материалами дела и ответчиком не опровергнут, отказ истца от исполнения договора в одностороннем порядке в связи с нарушением ответчиком сроков выполнения работ является правомерным п.

Суды отклонили доводы ответчика о выполнении им работ на сумму полученного аванса разработан программный продукт "виртуальный подбор двери для операционной системы android". Ответчик при этом ссылался на составленный им в одностороннем порядке акт выполненных работ, который истец отказывался подписать, а также на электронную переписку о направлении данного акта истцу. Однако доказать факт получения акта выполненных работ с приложением оптического компакт-диска с записью полноценной программы как того требовали условия договора ответчик не смог.

В отношении переписки суды указали, что спорным договором "установлена легитимность уведомлений и сообщений […], только в письменной форме курьером, заказным письмом с уведомлением о вручении или заверенной телеграммой".

Суды указали, что согласно условиям договора возможность выполнения, сдачи-принятия и оплаты работ частями, поэтапно, раздельно для систем android и ios, не предусмотрена. Предметом договора являлся программный продукт, ценность которого для заказчика заключалась в возможности его использования под системы android и ios одновременно и непосредственно после исполнения подрядчиком всего комплекса предусмотренных договором работ с передачей всех прав заказчику.

Возможность использования заказчиком незавершенного программного продукта, что имеет место в рассматриваемом случае, отсутствует.

В настоящем деле стороны не заявляли ходатайства о проведении экспертизы с целью определения объема выполненных работ и их потребительской ценности. Ключевым для суда обстоятельством, по всей видимости, стала недоказанность факта передачи результата частично выполненных работ заказчику в установленные сроки. Факт передачи результата работ заказчику часто имеет решающее значение при установлении факта выполнения подрядчиком обязательств по договору.

В году стороны заключили два взаимосвязанных договора: сублицензионный договор о предоставлении права использования программного продукта и договор на настройку и внедрение программного обеспечения — по которым истец обязался передать ответчику права использования копий программ для ЭВМ в комплекте нескольких тысяч экземпляров для салонов связи и произвести на оборудовании последнего комплекс работ по настройке и внедрению ПО. Ответчик уплатил истцу аванс. Стороны подписали акт приема-передачи прав использования ПО в соответствии с условиями сублицензионного договора.

В ходе исполнения договора у сторон возник конфликт, основанный на претензиях ответчика о ненадлежащем исполнении истцом своих обязательств по обоим договорам, в результате которого ответчик направил истцу уведомление об отказе от исполнения договора. Истец предъявил иск о взыскании задолженности по сублицензионному договору и неустойки.

Ответчик предъявил встречное требование о взыскании неосновательного обогащения в размере аванса и процентов. Дело прошло два круга: на втором суды всех трех инстанций отказали в удовлетворении первоначального иска и удовлетворили встречный.

Суды указали, что надлежащим исполнением сублицензионного договора должна была быть передача ПО в данном случае "стандартной версии продукта", которая впоследствии должна была дорабатываться по второму договору , а не только прав на него. Истец по первоначальному иску представил суду акт приема-передачи прав на ПО, но не смог доказать передачу самого ПО.

С учетом письменных доказательств и объяснений, полученных от свидетелей, суды пришли к выводу, что "какого-либо результата интеллектуальной деятельности пригодного к использованию в хозяйственной деятельности общества "Евросеть-Ритейл" в соответствии с целями заключенных договоров… последним не получено".

Принимая во внимание предусмотренное сублицензионным договором право ответчика отказаться от договора по своему усмотрению, суд признал такой отказ правомерным и удовлетворил требование о взыскании перечисленной истцу суммы аванса. Кроме того, суды указали, что рассматриваемые договоры являются взаимосвязанными и исполнение договора на настройку и внедрение ПО без передачи стандартного исходного продукта фактически невозможно.

В настоящем деле суды также подробно анализировали правовую природу спорных договоров, установив, в частности, что общим единым предметом была разработка нового ПО путем переработки исходного программного продукта.

Правоотношения сторон по разработке и внедрению ПО должны анализироваться в совокупности, даже если они урегулированы несколькими договорами. Лицензионный договор на внедряемое ПО не может считаться исполненным надлежащим образом, если не было передано само ПО.

В году между истцом и ответчиком был заключен договор, по которому истец предоставлял ответчику права использования лицензионного ПО автоматизированной банковской информационной системы, документацию и неисключительное право использования ПО, а также оказывал гарантийное сопровождение данного продукта. Договором была установлена поэтапная оплата услуг истца, в рамках которой оплата производилась по итогам подписания акта о выполнении очередного этапа работ.

Часть услуг была оплачена ответчиком. Между тем истец, полагая, что выполнил свои обязательства по договору в полном объеме, обратился в суд с иском о взыскании задолженности по договору. Все суды отказали в удовлетворении исковых требований в связи с тем, что истец исполнил свою обязанность по оплате принятых этапов работ и не обязан оплачивать этапы, работы по которым не приняты.

При этом суды указали, что условие договора о том, что оплата производится после подписания соответствующих актов приемки является допустимым отлагательным условием, в том числе для целей лицензионного договора. В частности, суды отклонили довод истца о том, что условие об оплате по результатам внедрения ПО не может рассматриваться как отлагательное, так как его наступление зависит от воли заказчика. Суды указали, что результат работ по внедрению лицензионного программного обеспечения в опытно-промышленную эксплуатацию не может зависеть исключительно от воли ответчика, так как внедрение программного обеспечения могло стать невозможным по причинам технического характера.

Указанный акт имел преюдициальное значение для настоящего дела. При квалификации условия о внесении платежей в качестве отлагательного суды также приняли во внимание пояснения ответчика о том, что он не стал бы заключать спорный договор без отлагательных условий, поскольку при заключении договора было неизвестно, возможно ли технически ввести лицензионное программное обеспечение в опытно-промышленную эксплуатацию и использовать его по назначению.

ПЕРЕЧЕНЬ ПРОГРАММНЫХ ПРОДУКТОВ, ЦЕНЫ

В году стороны заключили договор, по которому ответчик был обязан разработать ПО, предоставить лицензию, осуществлять техническое обслуживание ПО и сдать результат работ истцу. В году истец заявил об одностороннем отказе от договора в связи с неисполнением ответчиком своих обязательств и потребовал возвратить аванс. Помимо этого, в связи с нарушением ответчиком сроков выполнения работ истец потребовал уплаты предусмотренной договором неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами. В суде ответчик настаивал на уменьшении взыскиваемой суммы, ссылаясь среди прочего на то, что частично работы были выполнены. Для определения объема выполненных работ суд назначил судебную экспертизу и поставил перед экспертом следующие вопросы:.

Структура лицензионного договора: правовые особенности при своевременном осуществлении лицензиатом тестирования ПО.

Решение для автоматизации обмена данными среди сотрудников и клиентов. Виртуальный ассистент. Ваш круглосуточный оператор Центра поддержки. Познакомьтесь с нашей компанией поближе. Здесь вы найдете больше материалов, о нашей компании. Способы удобной связи с нами. Прочтите внимательно данный договор, прежде чем устанавливать, копировать или иным образом использовать любой из программных продуктов Программного обеспечения —

.

.

.

.

Этот договор об использовании программного обеспечения («Договор») в себя следующий список (но не ограничивается им): любое описание.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Проверка подлинности ПО отделом «К» или ОБЭП, лицензия GNU и лицензирование СПО. /День СПО-2017/
Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Анисья

    Справедливо было бы признать банкротство пенсионного фонда (налицо отказ от своих обязательств), упразднить его, распродать его имущество, вернуть гражданам обратно те деньги, которые за них в пенсионную систему слил работодатель и вот после этого уже заявлять государство вам ничего не должно, думайте о своем будущем сами .